Григорий Ивлиев: Надеюсь, что совокупность мер, которые предпринимает государство, благоприятно скажется на патентной активности — ФАПРИД
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
Федеральное государственное бюджетное учреждение 
«Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения»
+7 495 604 48 07

Григорий Ивлиев: Надеюсь, что совокупность мер, которые предпринимает государство, благоприятно скажется на патентной активности


Представители российских властей часто говорят о технологическом прорыве, который необходим российской экономике, на поддержку науки и технологий выделяются значительные средства, при этом количество заявок на получение патентов от российских изобретателей падает. Что может сделать государство, чтобы вернуть интерес к изобретательству, какие необычные патенты были зарегистрированы в России в прошлом году, и как технология блокчейн может трансформировать сферу интеллектуальной собственности, рассказал в интервью РИА Новости руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) Григорий Ивлиев в преддверии конференции «Цифровая трансформация: интеллектуальная собственность и блокчейн-технологии», которая пройдет 16-17 апреля.

— В 2017 году число заявок на получение патентов от российских изобретателей сократилось на 15%, до 22,8 тысячи. С чем это связано?

— Причины разные. НИИ и ВУЗы сократили свою патентную активность: НИИ — на 23,5%, а вузы на 13,8%. Немного снизилось число иностранных заявок.

Если говорить о российских заявителях — у нас наблюдается потеря интереса к изобретательству. Раньше изобретатель был сам по себе уважаемый человек, который получал за свои заслуги вознаграждение в различных формах. Сейчас размер вознаграждения — предмет доброй воли работодателя. Автор, изобретатель, потеряв статус и материальное вознаграждение, стал меньше вкладываться в то, чтобы реализовывать свои инициативы.

Есть и управленческие недостатки. Прежде всего, в вузах и НИИ неправильное соотношение научных публикаций и патентования. Они ушли больше в научные публикации и в охрану результатов интеллектуальной деятельности в виде ноу-хау, что не позволяет выйти на рынок, не позволяет представить изобретение миру. Но научная статья не препятствует патентованию! В течение шести месяцев после публикации можно подать заявку на патент, а многие об этом даже не знают. Это не очень хорошая тенденция, и я думаю, что на изменение этой ситуации может повлиять государство.

Выдавая грант, деньги на исследования, следует оговаривать в условиях обязательную подачу патентной заявки, потому что научные публикации и патентные заявки — это принципиальные разные уровни завершенности исследования. Чтобы запатентовать что-либо, нужно представить техническую проблему, технический результат, техническое решение. Необходимо описать, в чем промышленная применимость, в чем мировая новизна. Эти требования не предъявляются к научной публикации, в ней вы опубликовать все, что вызывает интерес. Однако информация может быть представлена не в структурированном виде, она не готова к коммерциализации.

Отчасти, это следствие неправильной, на мой взгляд, «установки»: якобы если патент нельзя продать на следующий день, то не надо его и патентовать. Но чтобы понять, можно ли патент коммерциализировать, внедрить, вызовет ли результат исследования, результат интеллектуальной деятельности интерес в мире, его нужно обязательно запатентовать.

Пока нет патентной заявки — нет объекта интеллектуальной собственности. Поэтому мы настоятельно рекомендуем министерствам уточнять требования в своих договорах на разработки НИОКРов (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ), договорах на передачу госденег на научно-исследовательскую деятельность такого подхода. Потому что патент — это, прежде всего, экономический актив, это возможность заработать на уступке исключительных прав, на лицензии, на производстве товара с использованием запатентованной технологии. Это отлично понимают, например, в фармацевтике, где борются за каждый патент. В других областях, к сожалению, меньше.

— Как планируется вернуть интерес изобретателей к патентам на разработки?

— Государство уже сделало немало для стимулирования патентной активности. Например, РЭЦ реализует разработанную совместно с Роспатентом программу поддержки зарубежного патентования, по которой вы можете компенсировать 100% затрат на получение патента за рубежом и 70% затрат на подготовку документов. Есть налоговые льготы для малых и средних предприятий, которые ставят на баланс нематериальные активы. Но, разумеется, у нас в активе есть еще целый ряд предложений.

В частности, мы разрабатываем идею введения института предварительных патентных заявок. Предполагается, что заявитель сможет подать заявку без формулы, с описанием, которое может быть составлено без соблюдения формальных требований, за исключением одного: в предварительной заявке должна быть раскрыта сущность технического решения. Заявка, оформленная в соответствии с установленными правилами, должна быть представлена в течение 12 месяцев. Если это требование будет выполнено, приоритет изобретения или полезной модели будет установлен по дате подачи предварительной заявки.

Мы рассчитываем, что этот инструмент серьезно поможет защитить интересы наших изобретателей в процессе переговоров с потенциальными инвесторами. На наш взгляд, нужно ввести специальный налоговый режим в отношении доходов от использования прав на результаты интеллектуальной деятельности и их отчуждения.

Мы также предлагаем ввести льготы для малых инновационных предприятий по уплате страховых взносов, поскольку на первых этапах заработная плата и связанные с ней платежи составляют значительную часть расходов таких предприятий. При этом, ее можно предоставлять только тем предприятиям, которые внедряют патенты на изобретения, созданные в вузах, чтобы снизить злоупотребления и поддержать только компании, работающие на передовом техническом уровне.

Мы большое внимание уделяем развитию трансфера технологий из научного сектора в предпринимательский. Для этого недавно с нашим участием и поддержкой была учреждена Национальная ассоциация трансфера технологий. В нее уже вступили ведущие промышленные компании и исследовательские организации. Одна из основных задач, сформировать сеть профессионалов — технологических брокеров, которые смогут повысить активность рынка интеллектуальной собственности.

— Какие инициативы планируется реализовать по защите авторов на стадии коммерциализации?

— На наш взгляд, авторов надо защищать не только на стадии коммерциализации, но еще и на стадии создания новых изобретений, стимулировать их интерес научно-техническому творчеству, которое выльется в новые технологии. Поэтому мы настаиваем на изменении законодательства в пользу авторов. Автору надо обеспечить справедливое вознаграждение за результаты интеллектуальной деятельности, используемые работодателем. Причем, это выгодно обеим сторонам. Более мотивированный работник — всегда более изобретательный. Это положительно сказывается на конкурентоспособности компаний, их инновациях.

Изобретатели должны получать достойное материальное вознаграждение за свой труд. Сегодня его размер во многом определяется исключительно доброй волей работодателя, тогда как, например, в Германии, строго определено, что изобретатель получает не только разовое вознаграждение, но и долю от реализации продукции, в которой используется его изобретение. Взамен, конечно, автор отказывается от ряда своих прав в интересах работодателя. Но этот процесс должен быть четко и строго регламентирован.

В этом направлении — развитии коммерциализации изобретений — мы очень плотно сотрудничаем с Национальной ассоциацией трансфера технологий (НАТТ). Она ставит задачу, чтобы технологии, придуманные в науке, в вузах, передавались бизнесу, который будет заниматься коммерциализацией, внедрением этих технологий, выплачивая за использование изобретений роялти или гонорар. Мы оказали содействие созданию центра интеллектуальной собственности "Шелковый путь" в Китае. Привезли туда изобретателей, которые презентовали там 15 готовых к реализации проектов. Так что содействие идёт на всех уровнях.

— Сколько заявок ожидается получить в 2018 году по сравнению с прошлым годом?

— Надеюсь, что вся та совокупность мер, которые сегодня предпринимает государство, благоприятно скажется на патентной активности наших заявителей. Я бы сейчас воздержался от отраслевого прогноза, но мне бы очень хотелось, чтобы это, безусловно, были прорывные технологии, чтобы это были современные технологии, чтобы это были технологии, которые сделают нашу жизнь удобнее, комфортнее и безопаснее. Мы ожидаем, что в текущем году число заявок будет как минимум не ниже, чем в 2016 году. Это уже больше, чем в 2017-м. Но, разумеется, хотелось бы, чтобы число заявок росло более интенсивными темпами.

Если вы посмотрите наш годовой отчет за 2017 год, то увидите, что в прошлом году мы выдали 48,367 тысячи патентов (34,254 тысячи патентов на изобретения, 8,774 тысячи — на полезные модели, 5,339 тысячи — на промышленные образцы). Снижение зафиксировано только по полезным моделям: в 2016 году выдано 8,875 тысячи патентов, все остальные показатели выросли. И в прошлом году мы выдали больше патентов, чем в 2016 году.

Но, разумеется, эта статистика не повод для того, чтобы успокаиваться. Мы не случайно говорим о тревожных тенденциях по снижению подачи заявок — показателя, который не зависит от Роспатента, но мы отражаем этот показатель в нашей статистике. И он нас тревожит. В Китае, например, подается больше заявок, чем где либо в мире, а патентов выдается меньше, чем в Японии. Но именно массовая подача заявок создает ту благоприятную среду, в которой появляются новые патенты. Поэтому вполне возможно, что скоро Китай и по патентам станет лидером.

— Из какой отрасли в 2017 году подавалось наибольшее количество заявок на патенты?

— По нашим данным, у нас больше всего по химии и биотехнологиям заявок, а наиболее активными отраслями в прошлом году стали металлургия и машиностроение. Рост заявок по этим направлениям составил 18%. Но не так давно ВОИС отмечало наши достижения в сфере робототехники, нанотехнологий, 3D-принта: согласно их данным мы входим в топ 20 мировых ведомств по этим направлениям. У нас очень сильная фармацевтика, химия, ядерная физика, космонавтика. Например, именно наши медики придумали, разработали и уже производят вакцину против лихорадки Эбола, которая позволила справиться с эпидемией.

— Какие самые неожиданные и необычные изобретения пытались запатентовать в России в 2017 году?

— Как правило, фраза "пытались запатентовать" означает, что либо мы имеем дело с заявкой на очередной вечный двигатель, либо изобретатель недостаточно проработал свою заявку, не смог ответить на вопросы эксперта, не представил технического решения, не показал результат, которого можно добиться, используя его изобретение.

Могу сказать, что пока в этом году я больше всего порадовался двум патентам: патенту на технологию валки леса, который получила пермская школьница Любовь Степанова, и патенту на полезную модель электронного измерителя уровня, который получил школьник из Железногорска Михаил Уткин.

— В 2017 году был выдан первый российский патент, основанный на применении технологии блокчейн. В каких еще сферах можно будет использовать блокчейн-технологии?

— Блокчейн — это технология распределенного хранения данных, которая может быть применена в любой системе с большим количеством взаимодействующих объектов, число которых не определено заранее. Например, в первом российском патенте, основанном на применении технологии блокчейн, ее предлагают использовать в производстве и ритейле. Если говорить общими словами, то это технология контроля качества продукции — молока — на всех этапах — от его производства до момента реализации.

Блокчейн-система подразумевает, что все её участники имеют возможность моментально отслеживать все изменения в системе.

Соответственно, как только вы заключаете договор с кем-то — об этом знают все участники системы. И о том, что исключительное право на этот объект принадлежит вам, тоже является доступной информацией. Это общие преимущества технологии: невозможно уничтожить, невозможно подделать. Все подконтрольно самому субъекту, он сам видит всю операцию, получает мгновенный результат. Если вы договаривались о мгновенной оплате, вы сразу видите средства на своем счету. Верификацией сделки будет заниматься сам правообладатель, который будет идентифицирован в системе.

— Какие есть перспективы, возможности развития сферы интеллектуальной собственности при использовании технологии блокчейн?

— Вопрос о применении блокчейн-систем в сфере интеллектуальной собственности — сложная, дискуссионная тема. Именно поэтому наша конференция "Цифровая трансформация: интеллектуальная собственность и блокчейн-технологии", которая пройдет 16-17 апреля, стала событием мирового масштаба в сфере интеллектуальной собственности. Вопросы, которые будут на ней обсуждаться, сегодня волнуют патентные ведомства и изобретателей всего мира.

Что касается нашей позиции, то мы в первую очередь видим возможность использования блокчейн-технологий при распоряжении правами на объекты ИС. Сегодня, чтобы распорядиться правами, вам нужно заключить договор и зарегистрировать распоряжение исключительным правом в Роспатенте. При использовании блокчейн-технологии вы сможете заключить договор непосредственно в блокчейне, при этом могут выполняться обязательные проверки, и запись об этих проверках также будет сохраняться в блокчечйн. Это позволит значительно сократить время на регистрацию распоряжения правом в Роспатенте, и, в целом, значительно упростит процедуру регистрации, так как все данные уже формализованы, а Роспатент сможет просмотреть все записи в блокчейн.

На нашу конференцию, которая пройдет 16-17 апреля, мы пригласили международных экспертов, чтобы они рассказали, как можно использовать блокчейн в сфере интеллектуальной собственности. Мы попросили их обратиться не просто к общим рассуждениям и вопросам, а к конкретным примерам и возможностям, что дает цифровая трансформация, в сфере интеллектуальной собственности. В том числе, технология блокчейн.

Так станут более ясны перспективы тех проектов, которые мы уже готовы реализовывать с использованием блокчейн: регистрация перехода прав на интеллектуальную собственность, выдача лицензий на интеллектуальную собственность. Мы уже понимаем, как это может выглядеть: сделки совершаются самими участниками, мы только предоставляем платформу, которая обеспечивает гарантию заключения сделок, прохождение платежей. Сейчас мы работаем с пятеркой главных банков России, с ними мы готовы тестировать эту систему. Так что понимание у нас есть, а саму технологию должны прописать программисты и выдать ее нам на тестирование.

Замечу, что технология блокчейн для Роспатента — это не только её использование в собственной деятельности, это и выдача патентов на блокчейн-технологии. Сейчас у нас 285 заявок на эти изобретения с использованием этой технологии. Пока из 18 рассмотренных заявок мы выдали только один патент. Большинство заявок носит описательный характер применения технологии блокчейн, а чтобы получить патент нужно решать техническую проблему, показывать технический результат и промышленную применимость.

Беседовала Мариам Багдасарян, РИА Новости,

оригинал материала

Агентство "РИА Новости" медиагруппы "Россия сегодня" выступает Генеральным информационным агентством конференции "Цифровая трансформация: интеллектуальная собственность и блокчейн-технологии".

Возврат к списку

X

Задать вопрос