У нас есть прорывные технологии — ФАПРИД
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
Федеральное государственное бюджетное учреждение 
«Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения»
+7 495 604 48 07

У нас есть прорывные технологии


Григорий Ивлиев — о том, какие меры необходимы для стимулирования новых разработок в нашей стране

 

Руководитель Роспатента Григорий Ивлиев
Руководитель Роспатента Григорий Ивлиев
Фото: Станислав Красильников, ТАСС

 

Глава Роспатента Григорий Ивлиев рассказал в интервью ТАСС о перспективах легализации в РФ параллельного импорта, планах по охране новых технологий и тех мерах, которые необходимо принять для стимулирования разработок в нашей стране.

— В связи с усилением антироссийских санкций российские законодатели обсуждают в качестве ответа на санкции США легализацию параллельного импорта. Как вы относитесь к этой идее?

— Роспатент концептуально поддерживает такую идею. В проекте речь шла об исчерпании исключительного права на товарные знаки в отношении товаров по перечню, определяемому правительством России, если их правообладателями являются граждане Соединенных Штатов и других поддержавших антироссийские санкции государств. Это означает лишение правообладателя возможности контролировать коммерческую судьбу товара механизмами интеллектуальной собственности.

Сегодня в мире существует три концепции, основанные на применении национального, регионального и международного принципа исчерпания прав. В нашей стране применяется региональный принцип. Это означает, что ввезти товар на территорию ЕАЭС можно только с разрешения правообладателя торговой марки.

При применении международного принципа исчерпания прав правообладатель будет лишен возможности сегментировать рынки, подстраивая свою ценовую и ассортиментную политику под российские экономические условия. Но принятие законопроекта не будет означать, что товарные знаки смогут использоваться абсолютно свободно, то есть без разрешения правообладателя. Защита товарного знака сохранится, производители подделок по-прежнему будут отвечать перед законом. Также напомню, что переход на международный принцип исчерпания прав может быть осуществлен только по итогам консультаций с нашими партнерами по Евразийскому экономическому союзу.

—​ То есть фактически речь идет о том, что в качестве ответной меры может быть легализован параллельный импорт?

— Да, это так. Но я напомню, что возможность введения в отношении ряда товаров так называемого параллельного импорта рассматривается в нашей стране с 2009 года, а позднее в обсуждение данного вопроса были вовлечены наши партнеры по ЕАЭС. В настоящее время в России, как я уже говорил, применяется региональный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак. То есть товар определенного бренда может быть ввезен на территорию России для продажи непосредственно правообладателем товарного знака или другими лицами с его согласия. Мы не можем самостоятельно принять решение по введению параллельного импорта. Пусть даже и в качестве ответной меры на санкции со стороны США. Этот вопрос относится к наднациональной компетенции и должен решаться в рамках Евразийского союза. Рабочая группа, созданная в рамках ЕЭК, предложила сохранить региональный принцип исчерпания исключительных прав, предусмотрев при этом возможность установления исключений из его применения в отношении некоторых категорий товаров на временной основе в пределах всего Евразийского союза.

Мы не можем самостоятельно принять решение по введению параллельного импорта

Был подготовлен проект Протокола о внесении изменений в Договор о Евразийском экономическом союзе, концептуально Роспатент его поддерживает. Проект документа наделяет Евразийский межправительственный совет новыми полномочиями — временно вводить международный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак в отношении отдельных видов товаров. Одновременно определены критерии, на основании которых Евразийским межправительственным советом может быть принято соответствующее решение: недоступность товаров определенной категории, или же, допустим, их дефицит и продажа на рынке по завышенным ценам. В свою очередь правообладателям предоставлена возможность инициировать процедуру отмены применения международного принципа исчерпания исключительного права на товарный знак.

— Президент в своем новом майском указе поставил задачи по ускорению роста экономики, повышению производительности труда. Что надо сделать для того, чтобы Россия стала одним из мировых лидеров в сфере новейших технологий?

— Мы планируем в ближайшие несколько лет создать качественно новую платформу взаимодействия Роспатента с заявителями, существенно упростить работу с правовой охраной новых технологий.

Одной из важнейших проблем сегодня является отсутствие квалифицированных кадров в сфере интеллектуальной собственности. Нужно запустить масштабные программы подготовки и переподготовки специалистов — как на уровне специализированной магистратуры, так и на уровне дополнительного профобразования.

Сегодня сложно найти специалистов по трансферу технологий, особенно для малого и среднего технологического бизнеса, который должен выступать драйвером технологического роста страны. В последнее время мы достигли договоренностей с Минобрнауки России о расширении количества бюджетных мест в магистратуре по специальности "инженер-патентовед", работаем с крупными корпорациями по обучению их персонала.

В планах также создать дистанционные программы обучения, которые особенно будут востребованы малым и средним бизнесом. Наши подведомственные организации — Российская государственная академия интеллектуальной собственности и Федеральный институт промышленной собственности — ведут эту работу. Мы также учредили, совместно с Иннопрактикой Национальную ассоциацию трансфера технологий, которая должна распространить лучшие стандарты по трансферу технологий, создать площадку общения и профильную сесть профессионалов. Эти меры существенно улучшат оборот интеллектуальной собственности.

Еще одно из важных направлений работы — создание системы трансфера технологий в вузах и научных организациях. В развитых странах вузы и научные организации подпитывают своими технологиями национальный бизнес, привлекая дополнительное финансирование на свои исследования. В России этот потенциал пока недоиспользован.

Необходима государственная финансовая поддержка в области трансфера технологий. Как правило, формирование таких центров трансфера технологий, например у вуза, процесс долгосрочный и дорогостоящий. До выхода на самоокупаемость проходит много времени. Часто у вуза таких свободных средств не находится. Надо предусмотреть специализированное субсидирование такой деятельности вузам и научным организациям. Тогда ученый сможет заниматься наукой, а потом ему коммерциализировать свое изобретение поможет профессионал по трансферу.

— На ваш взгляд, надо ли вводить какие-либо дополнительные стимулы для того создания новых технологий и разработок в нашей стране? Например, налоговые стимулы, создание дополнительных систем предоставления грантов, мер по стимулированию компаний внедрять новейшие достижения?

— Безусловно — финансовые стимулы важны. Целесообразно как увеличение грантовой поддержки НИОКР, так и создание дополнительных инструментов, в том числе и налоговых стимулов. В прошлом году мы подготовили пакет предложений по налогам и направили его в Минэкономразвития. Там есть ряд инициатив, связанных с льготами по НДС, по социальным взносам. Ключевой мерой, которую мы предлагаем, является сокращение налога на прибыль от доходов компаний за реализацию прав на результаты интеллектуальной деятельности. За рубежом эту льготу называют "патентной коробкой".

Целесообразно как увеличение грантовой поддержки НИОКР, так и создание дополнительных инструментов, в том числе и налоговых стимулов

Она достаточно широко распространена, что создает дополнительную конкуренцию между странами за проведение исследований и разработок на их территории, за регистрацию интеллектуальной собственности и торговлю ей с территории страны. Средняя эффективная ставка налога на прибыль по той выборке стран, которую мы смотрели (а это порядка 15 стран, среди которых такие как Англия, Китай, Южная Корея, Нидерланды, Франция), — около 10%. Мы предлагаем снизить налог на прибыль от таких операций до 5%. Это существенно повысит конкурентоспособность нашей юрисдикции для проведения исследований и торговли правами на РИД с нашей территории.

— В марте в Пекине был открыт Российско-китайский центр интеллектуальной собственности. Каковы его задачи? Что дает нам развитие сотрудничества с Китаем в сфере защиты интеллектуальной собственности?

— Основными задачами центра является защита интересов российских компаний в Китае и китайских компаний в России в области интеллектуальной собственности. Не секрет, что некоторые российские компании испытывают затруднения при ведении бизнеса в Китае в связи с нерешенными вопросами в области товарных знаков. У других фирм есть опасения, что выход на китайский рынок может обернуться копированием технологий и невозможностью отстаивания своих прав на территории Китая. Поэтому международный центр интеллектуальной собственности, работа которого поддерживается и китайскими властями, должен обеспечить уверенность российского бизнеса в том, что выход на китайский рынок безопасен, а экспорт технологий надежно защищен.

— На Петербургском международном экономическом форуме Роспатент подписал соглашение с Ростехом. Что оно предусматривает?

— Ростех — крупнейшая структура, которая производит очень много высокотехнологичного оборудования, с которым можно выходить на все мировые рынки. Наше соглашение по существу закрепляет политику в сфере интеллектуальной собственности. Политику, направленную на то, чтобы выжать все из НИОКРов, сделать тот продукт, который конкурентоспособен на мировом уровне. Мы говорим: "Вам необходима наша патентная информация, наша патентная аналитика".

Предоставляемая нами патентная информация имеет юридическое значение. То есть компания не только получает сведения об изобретении, о технических решениях в мире, которые есть, но она получает также информацию, что это решение уже охраняется. А получив информацию о том, по каким странам изобретение охраняется, вы понимаете, на какой рынок вам нужно заходить. По существу мы предоставляем возможность определить стратегию научного развития с помощью элементов патентной информации и патентной аналитики. Мы, как правило, после этого создаем центры патентной информации и технологий в таких структурах.

— Прямо в них создаете?

— Прямо в самих структурах.

— Там работают ваши специалисты или сотрудники этих компаний или банков?

— Это их сотрудники, уже обученные, которым мы представляем наши информационные системы для пользования, наши знания. Без такого инструмента, как интеллектуальная собственность, конкурентной борьбы никто не выиграет. Какие бы вы соглашения не заключали, даже в военно-техническом сотрудничестве, мы дополнительно подписываем документ о защите интеллектуальной собственности. Какие бы элементы вы не использовали, на какие бы рынки вы бы не выходили, вам все равно нужна опорная точка. И наличие патента, который признается во всем мире, наличие товарного знака, — это такая опора.

Какие бы не были политические санкции, как бы не были ограничения, защитить интеллектуальную собственность можно и в Америке, и в Европе.

— Что у нас стали активно патентовать? Мы с Вами встречались в январе, сейчас у нас почти июнь. Изменилось ли что-то?

— Я Вам тогда говорил о существенном спаде в 2017 году. А за четыре месяца этого года у нас другая статистика, позитивная. Спад преодолен, и мы видим, что скажем, в металлургии и машиностроении у нас подъем патентной активности. В биохимии спад был, но он тоже преодолен.

Если товарные знаки регистрируются — это показатель движения экономических сил

Мы прекрасно видим, что все время, начиная с 2014 года, когда длятся санкции, идет бурный рост заявок на товарные знаки. Появляются новые товары, появляются новые компании, которые защищают свои товарные знаки или, как говорят, "бренды".

Мы сократили сроки рассмотрения товарных знаков даже в условиях, когда идет такой мощный поток заявок. Если товарные знаки регистрируются — это показатель движения экономических сил.

Уже 1 июня мы будем под председательством министра экономического развития Максима Орешкина проводить заседание Попечительного совета национальной ассоциации трансфера технологий, где эти вопросы будут поставлены специалистами. Кроме того, на общественном совете Минэкономразвития планируется рассмотрение национальной стратегии в сфере интеллектуальной собственности, где наши ведущие экономисты выскажут свои предложения. Эта тенденция меня очень радует: экономисты начали анализировать интеллектуальную собственность как элемент экономики, как структурный элемент, как механизм.

Чтобы развивались высокотехнологичные компании, чтобы они могли выйти на мировой рынок, надо предложить техническое решение. А это патент. В России такие перспективные изобретения есть: у нас очень сильная медицина, химия. Сейчас опять зафиксирована вспышка лихорадки Эбола в Западной Африке, но наши ученые еще два года назад сделали вакцину по Эболе.

— Она у вас запатентована?

— Она запатентована по всему миру. И они предотвратили распространение болезни. Сейчас закупаются сотни тысяч этих вакцин.

У нас Казанский федеральный университет получил патент на способ доставки лекарства с помощью наносредства в клетку. Это микрореволюция! Или, например, в Красноярске медицинский университет у нас запатентовал кардиомиоцентральную матрицу.

— Что это такое?

— Они научились выращивать мыщцы миокарда. Еще они научились выращивать спинной мозг — это нейрольная матрица. И они это тоже запатентовали. Если они научатся управлять этим процессом, то знаете, какой заявленный эффект? Излечение всех спинальных заболеваний. Если к 2035 году человечество научится заменять миокард в необходимых случаях, то это, конечно, еще не бессмертие, но уже большой шаг на пути к этому. У нас есть прорывные технологии во многих сферах. Вывести их на мировой рынок, сделать лидерами — вполне возможно.

Беседовала  Дементьева Анна, ТАСС

Оригинал материала

Возврат к списку

X

Задать вопрос